April 6th, 2010

promo glukovarenik январь 17, 2024 20:14 20
Buy for 20 tokens
Сделала еще один пост - теперь строго географически Россия Москва Ивановская Горка - Солянка, Хохловка Экскурсия в ХХС: пост 1 - Музеон и вокруг, пост 2 - Звонница, пост 3 - подвалы ХХС Московский храм преподобного Пимена Великого (Троицы Живоначальной) в Новых Воротниках, что в Сущёве…

(no subject)

На 268 странице до меня дошло, что во ВСЕХ книгах, которые я читаю последние несколько месяцев главный герой или работает библиотекарем, или очень-очень-очень тесно связан с книгами, живет ими и в них.
Корнелия Функе. Чернильное сердце - главный герой реставратор книг, который умеет голосом вызывать героев из книг
Джули Хаймор. Кружок любителей чтения - люди собираются, чтобы обменяться мнением о прочитанных книгах - милая книжечка на один раз.
Горан Петрович. Книга с местом для свиданий - человек пишет книгу, в которой можно жить, строит в книге дом, в который можно вселиться. Совершенно завораживающаяя вещь.
Диана Сеттерфилд. Триннадцатая сказка - девушка "книжный червь", живет в книжной лавке отца, ее жизнь - это книги-книги-книги - отличная книга, очень-очень!
Катарина Масетти. Парень с соседней могилы и Семейная могила - главная героиня - библиотекарь. Она так любит свою работу, что та мешает ее личной жизни. Очень жизненная и очень грустная книга. Читать всем пред ЗАГСом!!!!
Одри Ниффенеггер. Жена путешественника во времени - главный герой библиотекарь.
На очереди - Даниэль Пеннак. Как роман.
Доктор, меня вылечат?

(no subject)

И по этому же поводу моя любимая цитата
"...Дешевые обои, истрепанный коврик под ногами, старые сапожки, лампа под потолком - в простом стеклянном абажуре, радиотелефон на стене - паршивая китайская трубка. Небогато. Чисто. Обычно. И дело тут даже не в том, что профессия участкового врача много денег не приносит. Скорее - в ней самой нет потребности в уюте. Плохо... очень плохо.
В сумрачном мире, квартира производила чуть лучшее впечатление. Никакой гнусной флоры, никаких следов тьмы. Кроме черной воронки, конечно. Она царила... я видел ее всю, от черенка, крутящегося над головой девушки, до раскинувшегося на тридцатиметровой высоте соцветия.
Вслед за Светланой я прошел в единственную комнату. Тут все-таки было уютнее. Теплым оранжевым пятном светился диван, причем не весь - а уголок у старомодного торшера. Две стены были закрыты книжными полками, поставленными одна на другую, семь полок в высоту... Понятно. Я начинал ее понимать. Уже не как объект работы, не как возможную жертву неведомого темного мага, не как невольную причину катастрофы, а как человека. Книжный ребенок, замкнутая и закомплексованная, с кучей смешных идеалов и детской верой в прекрасного принца, который ее ищет и непременно найдет.
Работа врачом, несколько подруг, несколько друзей, и очень-очень много одиночества. Добросовестный труд, напоминающий кодекс строителя коммунизма, редкие походы в кафе и редкие влюбленности. И вечера, похожие один на другой, на диване, с книжкой, с валяющимся рядом телефоном, бормочущим что-нибудь мыльно-успокоительное телевизором. Как много вас до сих пор, девочек и мальчиков неопределенного возраста, воспитанных родителями-шестидесятниками. Как много вас, несчастных, и не умеющих быть счастливыми..."