August 19th, 2011

ГО

Замок Георгенбург


Черняховску повезло чрезвычайно, как ни одному городу Восточной Пруссии Калининградской области - на его территории стоят сразу два орденских замка, Инстербург и Георгебург.
Но так было не всегда. На самом деле, замки находятся на значительном для средних веков расстоянии 2,5 км :)) Как говорят, между ними был прорыт подземный ход, но так говорят про все замки, а "подземному" Инстербургу можно посвящать не один пост, немцы копать умели и любили.Collapse )
Пост со ссылками на все дни отпуска
promo glukovarenik january 17, 2024 20:14 21
Buy for 20 tokens
Сделала еще один пост - теперь строго географически Россия Москва - все посты: архитектура, метро, церкви, театры, рестораны - всё-всё-все! Владимирская область 2014 - 1 мая: Владимир, Боголюбово 2013 - 9 марта: Киржач, Покров 2006 - июнь: Суздаль, Юрьев-Польской Волгоградская область…

Прекрасные чужие слова

Так, я все поняла! Делитесь словами, которые, кроме вас никто не знает!
У нас в семье (Липецкая область) всегда был  "корчик" - маленькая кастрюлька с ручкой, ковшик, говоря по-русски. Но вот "корчик" почему-то. Д.А. дико возмущается, доколе. Мы с мамой кроме как "маленький корец" ничего придумать не смогли.
Из приобретенного за последний год:
ШуфляДка - проверочное "шуфляда" Господи, ну откуда???? почему???? (из Минска) - выдвижной ящичек в столе или шкафу.

Юмбрики (из Тильзита/Советска, т.е. Калининградской области) - пирожное в виде шариков с творогом или заварным кремом внутри.

Плач матери=ехидны

Лю-ю-ю-ю-ю-ю-ди, а расскажите мне, пожалуйста, какие ранцы или рюкзаки надо покупать в школку, и, самое главное, какие ни в коем случае НЕ НАДО???

А то девушк, конечно же, целится на нечто розовое монстрообразное, размером с себя.

Еду я на родину...

В Жу совсем охренели в этом году.
Раньше во время салона можно было хотя бы с паспортом проехать, тыкая всем постам пропиской.
Сейчас мама звонит, говорит, до 7 что ли вечера даже с пропиской не пускают! Заставляют бросать машины у самых дальних проходных.
Мы бы ребеночка проведали, да не судьба. Про электричку, а вернее то, что будет твориться на "Отдыхе" завтра утром даже старшно подумать.
Давайте что ли обои клеить что-нибудь придумаем тогда?

Сольвейг-2011

Я не знаю, с кем ты и где.
Я не вижу тебя месяцами.
Интернет - проклятье спасенье моё.
Караулю в скайпе ночами.

Как собака, иду по следам.
По постам чужим, по комментам.
Был вчера, или позавчера?
По статистикам и френд-лентам.

Вот и осень сменяет тепло,
Дождь смывает последние краски.
Мне бы только прижаться к тебе
В этой глупой и страшной сказке.

Вместе выйти в заснеженный двор
Или в лето - мне всё равно.
Только нет тебя, ты в оф-лайне.
Открываю с ЖЖ "окно"..........


Всё-всё-всё, ушла потолочный плинтус клеить.
P.S. при написании стихотворения ни одна семейная жизнь не пострадала.

Что я делал 19 августа 1991 года

Уикенд мы провели в военном городке Клин-9, в котором Юрка вырос и где служил его отец. Пока мы ехали в понедельник утром на электричке в сторону Москвы, мимо нас в ту же сторону шли воинские эшелоны с солдатами и танками. А может, какими-то самоходками? Я в них не очень разбиралась в 20 лет.
А поскольку офис у нас был на Звездном бульваре, мы сошли на какой-то платформе, наверное "Останкино" Ленинградской железной дороги и пошли пешком к гостинице "Звездная". Мы шли мимо Останкино, а вдоль всего забора уже стояли солдаты с автоматами. Мы поржали, пришли в гостиницу (тогда все гостиницы начали сдавать номера под "офисы") и пошли в буфет на 1 этаже завтракать. Попросили официанту (девушка-гот. Когда ее спрашивали "Как дела?" она неизменно отвечала "Как в Дании! Всех ебут, а нам до свидания!") включить телевизор и наткнулись на "Лебединое озеро". Поскольку каждый из нас (мне было 20, мальчишкам 22-23) прекрасно знал, что это означает, мы стали думать, что случилось с Михаилом Сергеевичем.
И тут в буфет вбежал один парень из нашей конторы и, заикаясь, проорал, что Горбачева арестовали в Крыму и в Москве путч. Мы ломанулись в нашу комнату и по телевизору поймали радио! Было тогда уже М-радио или нет? Мне кажется, что слушали именно его. И слушали, и слушали.....
Помню, как в этот день зашл какой-то парень и попросил отксерить листовки против ГКЧП, а я важная такая, секретарь!!! ему разрешила и сделала много экземпляров. И как почему-то именно в этот день к нам пришли рабочие со стремянкой менять лампочки. Они стояли на этой стремянке, а у меня начался приступ паранойи, что это нам монтируют какую-нибудь прослушивающую хрень в люстру.
А потом я поехала домой. На платформе "Ждановская" я поняла что без Михайлюка никуда дальше не поеду и пошла ему звонить. А звонить тогда было некуда - только в общагу или на домашний. Я уже не помню, каким образом и до кого я дозвонилась, в общем я стояла и ждала его на этой платформе 3 часа. И рыдала. А мимо меня шли люди. Что самое непонятное в этой истории - я дождалась! Я не знаю, как и кто ему передал и чего он вообще поехал через столько времени. В общем, он приехал и повез меня на электричке в Жу.
Мы вошли в квартиру, а там уже тряслась мама и сидел мой тогдашний актуальный малтШик. Что он не очень актуальный, я ему сообщать не торопилась почему-то. На возмущенное сопение в сторону Михайлюка я повела носом и сказала тоненьким голоском "да-а-а-а, там же танки!". Вот такая я была стервозина.
А вечером по телевизору стали показывать пресс-конференцию. А я не стала смотреть, сказала, что видеть их не могу. О чем потом сильно жалела всю жизнь.
Помню, как визжала маме, что мы уйдем в канализацию, но жить по-старому уже не будем!
А в четверг потихоньку взяла термос в сумку, а после работы мы наделали бутербродов и с рюкзаком отправились к Белому дому. Ну, там было полно народу, и это уже в общем-то было после перелома, но все равно было очень страшно, когда кто-то сказал, что в сторону набережной идут танки. А потом, когда толпа начала с выпученными глазами скандировать "Ель-цин! Ель-цин!", мы оттуда ушли. И на такси или на первой электричке доехали до Долгопы, где повалились спать в "восьмерке".
А потом я узнала, что мой отец и брат в ту же ночь тоже были у Белого дома. Брат был у нашей бабушки и просто сбежал (17 лет), а отец (46 лет) сказал сам себе, что перестанет себя уважать, если не.... Собрал какие-то последние деньги и прилетел с Камчатки, где тогда жил.

А когда в 1993 расстреливали парламент, нам уже было все равно.