September 5th, 2011

(no subject)

Бу! Ну вот отвела я Варвару в школу и стою, такая красивая, в 7.50 там.
На работу идти катастрофически рано, припрусь к 9.00 - нафиг никому не нужно.
Пришла домой на 35 минут, благо, что от школы идти 7 минут. Боже, какое же это счастье после нашего сада!!!
Хоть кофе попить.
Доброе утро!
promo glukovarenik январь 17, 2024 20:14 20
Buy for 20 tokens
Сделала еще один пост - теперь строго географически Россия Москва Ивановская Горка - Солянка, Хохловка Экскурсия в ХХС: пост 1 - Музеон и вокруг, пост 2 - Звонница, пост 3 - подвалы ХХС Московский храм преподобного Пимена Великого (Троицы Живоначальной) в Новых Воротниках, что в Сущёве…

Внимание! Черный ящик!

Я думаю, развлечение под девизом "Раскопай своих подвалов и шкафов перетряси" в этой квартире будет продолжаться еще некоторое количество лет недель.
Полезла под плиту - под газовыми плитами бывают такие дверки, которые откидываются вперёд.
Там, конечно, ужас-ужас, сейчас буду отмывать.
Но! Обнаружился очередной, блин, утюжок (я скоро как Эстония в 1993 году, выйду на первое место по экспорту цветных металлов на помойку) - Ира, тебе отложить? :)))
И что-то, судя по виду, похожее на сковороду, но что можно жарить на такой ребристой поверхности???? С крышкой. И то, и другое, судя по тому, что я еле поднимаю обеими руками - чугунивое. Диаметр "сковороды" 24 см.
Версии есть? Мне это отмывать или просто выбросить?

Т.Л. Сухотина-Толстая. Воспоминания.

Может показаться странным, что я, вспоминая свое детство, говорю сначала о своих воспитательницах и мало говорю о своих родителях. Но это происходит потому, что папа́ и мама́ я помню как что-то всегда с нами нераздельно существующее, чего я почти не замечаю. Человек не замечает того воздуха, которым он дышит и который необходим для его существования, так и я не замечала своих родителей.
Особенно мама́ сливается со всей моей жизнью и редко вырисовывается в отдельные картины.
Помню ее всегда занятой. Или она возится с кем-нибудь из нас, детей, или учит нас, или бегает по хозяйству, или с быстротой молнии строчит что-нибудь для нас или для папа́ на своей ножной швейной машине, или отвешивает лекарство какой-нибудь больной бабе...
Вечером, когда все дела кончены, иногда папа́ с мама́ садятся играть в четыре руки. Но чаще я помню мама́ за ее маленьким письменным столом в углу гостиной.
......
Отпустив няню с заборными книжками, мама́ принимается за переписку для папа́. Долго ли это занятие продолжается, мы не знаем, так как, простившись с ней и с папа́, мы уходим спать. Но по сосредоточенному лицу, наклоненному над исписанными отцом листочками бумаги, видно, что для нее начинается самая важная работа всего ее занятого дня.
Не успеваем мы с ней проститься, как она уже опять наклонила над рукописью свою красивую голову с гладко причесанными черными волосами и начинает опять своими близорукими глазами разбирать перечеркнутые и иногда вдоль и поперек исписанные страницы отцовской рукописи.
К утру у отца на письменном столе лежат чисто и разборчиво списанные листочки, которые он опять поправляет и к которым добавляет еще целые страницы, написанные его крупным неразборчивым почерком, а переписанные накануне матерью листки иногда целыми страницами одним штрихом уничтожены.
Вечером мама́ опять все приводит в порядок, а на следующее утро папа́ опять перечеркнул и поправил написанное. И еще прибавил вновь исписанные листы...
Много, много дней, месяцев, а иногда и лет, работал он над каким-нибудь своим сочинением, не жалея трудов для того, чтобы наилучшим образом написать то, что он задумал. Всю жизнь, пока я не выросла и не заменила ее, моя мать, за редкими исключениями, переписывала отцу его сочинения.