Женщина-Апрель (glukovarenik) wrote,
Женщина-Апрель
glukovarenik

Category:

Странная, но интересная рецензия на "Адмирал". Юлька, я видела там твои очки :)
***
22 марта 1938 г. был арестован другой художник — 23-летний Владимир Тимирев. Невозможно смириться ни с одной потерей безвинно расстрелянного человека, но гибель В. Тимирева воспринимается как особая боль и утрата.

Спустя шестьдесят с лишним лет о нем вспоминает художник Макс Бирштейн: “Я прожил весьма большую жизнь и никогда не встречал юноши более одаренного, талантливого, обаятельного и прекрасного, чем Одя Тимирев. Высокий, стройный, с темными мягкими волосами, большими синими глазами,.. он был одарен всесторонне. Ведь он специально не учился ни живописи, ни рисунку, но его искусство было отмечено безукоризненным вкусом и высоким профессионализмом”.( Бирштейн М. Жизнь и картины. М. Галарт. 2000. 3-я часть. Гл. “Одя Тимирев” . С. 150. “Одя” — уменьшительное имя от “Володя”: так называли Владимира Тимирева в семье и в кругу друзей).

Прекрасный юноша родился в 1914 г. в прекрасной семье и рос среди необыкновенных людей. Его отец, Сергей Николаевич Тимирев, морской офицер, впоследствии стал контр-адмиралом. После революции он был направлен на Дальний Восток, в 1918 г. эмигрировал в Китай, жил в Шанхае, плавал на судах китайского коммерческого флота. С. Н. Тимирев умер в Шанхае в 1932 г., мечтая о своем оставшемся в России сыне. (С. Н. Тимирев — автор книги “Воспоминания морского офицера. Балтийский флот во время войны и революции” (1914—1918 гг.)” . М. Авнар. 1993).
А. В. Тимирева, мать Владимира Тимирева. 1915 г.

Отца Одя Тимирев видел лишь во младенчестве, когда родители жили в Гельсингфорсе — главной морской базе Балтфлота. Мать Володи Тимирева, Анна Васильевна Тимирева (урожд. Сафонова), была женщина редкого очарования, музыкантша, художница, талантливая поэтесса и прозаик. Но самый большой дар, которым наградила ее природа, был дар любви. Любовь, вспыхнувшая вопреки всем законам и правилам, жертвенная, непобедимая как смерть, была взаимной.

С Александром Васильевичем Колчаком — тогда капитаном 1-го ранга — Анна Васильевна познакомилась в 1914 г. в Гельсингфорсе, где находился штаб командующего флотом адмирала фон Эссена. Всего пять лет — от первой встречи до расстрела адмирала и Верховного Правителя Колчака — продолжалось их знакомство. Из этих пяти менее двух лет они были вместе. А до этого были письма. Они писались везде — на суше и на море (“с борта корабля, на ходу в море” — так часто надписывал свои письма А. В. Колчак). Куда только ни забрасывала судьба Колчака, он, по его собственному признанию, проводил каждую свободную минуту “в думах о бесконечно прелестном светлом чарующем образе” — “милой обожаемой Анне Васильевне”. ( “Милая, обожаемая моя Анна Васильевна... ” . М. Изд. Группа “Прогресс” , “Традиция” , “Русский путь” . 1996. С. 255). Анна Васильевна была рядом с любимым человеком до последнего его дня, добровольно пойдя вместе с ним в тюрьму. “Я была арестована в поезде адмирала Колчака и вместе с ним. Мне было 26 лет, я любила его и была с ним близка, и не могла оставить его в последние годы его жизни” , — писала эта необыкновенная женщина, и писала не в мемуарах, рассчитанных на благожелательного и заинтересованного читателя, а в заявлении, которое она посылала в НКВД — с просьбой о своей реабилитации.

Колчака расстреляли 7 февраля 1920 г. Анна Васильевна видела, как его уводили. Пятьдесят лет спустя она с той же раной в сердце, как и в 20-м году, писала: Полвека не могу принять/Ничем нельзя помочь,/И все уходишь ты опять/В ту роковую ночь.../Но если я еще жива,/Наперекор судьбе,/То только как любовь твоя/И память о тебе. (30.01.1970 г.)

Анну Васильевну Тимиреву как “гражданскую жену Колчака” арестовывали семь раз. Она провела в тюрьмах, лагерях, ссылках и “минусах” в общей сложности около тридцати лет.

Маленький Одя Тимирев перед отъездом родителей на Дальний Восток был отвезен в Кисловодск к бабушке с дедушкой. Члены семьи Василия Ивановича Сафонова, замечательного русского музыканта — пианиста, дирижера, педагога — обычно проводили здесь лето. Но начавшаяся революция не позволила им вернуться в Москву. Семью Сафоновых, в том числе и самого Василия Ивановича, несколько раз выводили на расстрел, требуя выдачи ценностей, которых у них уже не было. В 1918 г. умер дедушка Оди, в 1921 — умерла бабушка. Лишь в 1922 г., выпущенная по амнистии Анна Васильевна сумела приехать за сыном и перевезла его в Москву. Владимир Тимирев закончил среднюю школу в Хамовниках, затем учился в Строительно-конструкторском техникуме, потом — в Московском архитектурно-конструкторском институте. Одновременно он занимался в студии известного московского художника-графика А. С. Кравченко. С начала 30-х гг. В. Тимирев делал рисунки для газет и журналов, работал в книжной графике. В 1934 г. у него была персональная выставка акварелей, получившая высокую оценку художников. Он стал членом Союза художников. С 1933 г. он работал еще как штатный художник в Загорском научно-экспериментальном институте игрушки. Навещая свою мать в местах ее ссыльного “минусового” проживания — в Верее, Тарусе, Поленове, Вышнем Волочке, Малоярославце, он везде рисовал и привозил домой множество акварелей и карандашных набросков.

В 1935 г. В. Тимирев отправился в поездку в составе научной экспедиции на Каспий, где, как обычно, много писал и рисовал. Там он неожиданно получил анонимное письмо с угрозами. Причиной всему была опять-таки любовь. Владимир Тимирев был влюблен в девушку Наташу — дочь одного известного художника. Отправителя письма можно было узнать без труда. Писала мать Наташи, занимавшая тогда, кстати, ответственный административный пост в Союзе художников. Она предупреждала, что если не прекратятся близкие отношения между Тимиревым и ее дочерью, ему придется горько раскаяться (“и не только ему одному” , — говорилось в письме). По требованию родителей Наташу куда-то увезли. Некоторое время молодые люди не встречались. Но в 1937 г. их встречи возобновились. Вскоре В. Тимирев был арестован. Мнение, что причиной ареста послужил донос матери Наташи, было общим. И даже сама Наташа этого не отрицала. ( ГА РФ. Ф. 10035. Оп. 1. Д. П-27494). Когда В. Тимирева арестовали (22 марта 1938 г. ), его мама, Анна Васильевна, в очередной раз находилась за “101-м км” от Москвы — в Малоярославце, где срок ее высылки должен был закончиться со дня на день. На следующий день после ареста сына, 23 марта была изготовлена справка на арест матери; в ночь с 24 на 25 марта Анну Васильевну арестовали. А. В. Тимирева после ссылки и ее восьмилетний сын Одя. 1921 г.

В. Тимирева допрашивали три дня (может быть, трое суток: 24, 25 и 26 марта). В те же дни допрашивали в малоярославецком отделении милиции его мать — Анну Васильевну. В. Тимирев обвинялся как пасынок Колчака и как немецкий шпион (соседом по дому его в Москве был немец Линк, шофер германского посольства, объявленный следствием “резидентом немецкой разведки”). Следователь вырвал у В. Тимирева признание в несуществующей вине.

17 мая 1938 г. решением Комиссии НКВД и Прокуратуры СССР Владимир Тимирев был приговорен к высшей мере наказания и 28 мая 1938 г. расстрелян на Бутовском полигоне. В. Тимирев Расстрелян в Бутове 28.05.1938 г.

Анну Васильевну после 17 мая перевели из малоярославецкого отделения милиции, где, по ее собственным словам, к ней применялись “методы физического воздействия” , в Бутырскую тюрьму. 3 апреля 1939 г. постановлением ОСО при НКВД СССР ей было назначено наказание: 8 лет исправительно-трудовых лагерей. (Она отбыла срок в Карагандинских лагерях полностью, “от звонка до звонка” . Это было не последнее ее заключение: в 1949 г. ее снова арестовали; она находилась в ссылке в Енисейске, затем в “минусе” в Рыбинске — вплоть до 1960 г. А. В. Тимирева скончалась в Москве 31 января 1975 г.). Будучи в ссылках и в короткие периоды свободы между ссылками Анна Васильевна не переставала разыскивать своего Одю, жила одной надеждой на встречу с сыном. Она писала: За годами идут года,/Предназначенные судьбой./Я не знаю где и когда,/Но я все-таки встречусь с тобой.

За четыре года до своего освобождения, в 1956 г. Анна Васильевна получила извещение о смерти сына в ИТЛ от крупозного воспаления легких и справку о его посмертной реабилитации. Примерно в те же годы, знавший отца Оди по эмиграции В. В. Романов писал Анне Васильевне, что С. Н. Тимирев в эмиграции “жил нежной мыслью о сыне своем” , радовался, что он оказался “не в потерявшей русское лицо эмиграции, а остался в России, где он “будет полезен”. ( “Милая, обожаемая... “ С. 115—116).
 

Да, это так. Он остался в России, навеки слившись с русской землей, поглотившей его искрометный лучезарный талант, юность и красоту. И пользу принес он несомненную, если можно считать пользой сердечную боль, какую испытываешь при мысли о безвинной гибели таких, как он.

Начиная с 80-х гг. имя В. Тимирева всплывает из небытия. Его работы экспонируются на нескольких выставках в Москве. Ныне в собрании Нукусского музея находится около ста его работ, в Пермской художественной галерее — более десяти, две — в Музее изобразительных искусств им. Пушкина, в музее Брянска, в научно-просветительском центре “Мемориал” , в Институте игрушки в Сергиевом Посаде...

взято отсюда

***
Еще про Колчака.
Tags: Интересное, Кино, Родина
Subscribe
promo glukovarenik january 17, 2024 20:14 18
Buy for 20 tokens
Сделала еще один пост - теперь строго географически Россия Москва Экскурсия в ХХС: пост 1 - Музеон и вокруг, пост 2 - Звонница, пост 3 - подвалы ХХС Московский храм преподобного Пимена Великого (Троицы Живоначальной) в Новых Воротниках, что в Сущёве Симонов монастырь Николо-Угрешский…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments