Женщина-Апрель (glukovarenik) wrote,
Женщина-Апрель
glukovarenik

Categories:

Марш смерти в Пальмникен

Поселок Янтарный, Пальмникен, шахта
В конце января 1945 года в Кёнигсберге были собраны заключенные нескольких концентрационных лагерей, расположенных в Восточной Пруссии. После нескольких дней пребывания в городе заключенных вывели из Кёнигсберга и погнали в направлении Земландского полуострова. Марш начался ранним утром. Ни тёплой одежды, ни провианта у пленников не было; эсэсовцы гнали пленников по окольным дорогам до городка Пальмникен (Palmnicken). Сотни жителей Восточной Пруссии стали свидетелями этого ужасного зрелища. В Пальмникене предполагалось загнать еврейских пленников в старую штольню (шахта «Анна» - нем. Annagrube) янтарной мануфактуры и замуровать вход. СС рассчитывали на помощь бургомистра и начальника местной партъячейки НСДАП, а также на поддержку со стороны руководства янтарного завода. Жилье и еда не были предусмотрены ни для пленных, ни для их убийц.

По пути из Кёнигсберга в Пальмникен, это около пятидесяти километров, конвоиры застрелили от двух до двух с половиной тысяч пленных, которые не выдерживали этого испытания, причем первые убийства начались еще в городе. Трупы просто оставляли на обочине. Из шести с половиной либо даже семи тысяч пленных до Пальмникена дошли только около трех тысяч человек. Колонна вступила в поселок ночью 26 или 27 января 1945 года. На следующее утро на отрезке пути между Пальмникеном и Зоргенау (Sorgenau) протяженностью два километра были обнаружены 200-300 трупов. Жители, которых разбудили звуки выстрелов, приняли их за признак вторжения Красной Армии, ведь за последние недели линия фронта приблизилась к Земланду.

Добравшись до цели, эсэсовцы встретились с сопротивлением там, где не ожидали найти его: директор шахты Ландманн (Landmann) не дал использовать штольню для массового убийства. В качестве аргумента он заявил, что эти штольни служат водоснабжению Пальмникена. Вместо этого он велел открыть ворота и разместить истощенных, полузамерзших людей в большом слесарном цеху. Охранникам разрешили устроиться в кабинетах и коридорах. Утром, когда прибыл директор имений Ганс Файерабенд (Hans Feyerabend), эсэсовцы были практически вынуждены подчиниться ему. Существует множество свидетельств и доказательств того, что Файерабенд заявил: пока он жив, евреев будут кормить, никого не убьют, Пальмникен не должен стать второй Катынью. Он велел забить скот на мясо, принести и раздать солому, горох и хлеб. В заводской столовой истощенным пленникам приготовили поесть.

В этой местности Файерабенд пользовался высоким авторитетом. Майор запаса первой мировой, он также являлся комендантом пальмникенского фольксштурма. Файерабенд представлял собой непреодолимое препятствие для планов убийц. Его нужно было убрать с дороги. Поэтому в адрес Файерабенда поступили угрозы от СД из Кёнигсберга и приказ, следуя которому, он должен был собрать сотню фольксштурмовцев и укрепить позиции вермахта под Кумененом. Во вторник 30 января собравшиеся ополченцы отправились в путь, но встретились с армейским подразделением, которое не только не просило подкрепления, но и не знало, что с ним делать. Файерабенд понял, что попал в ловушку, и у него не осталось выхода. Товарищи по оружию нашли его тело. Все выглядело так, как будто он сам выстрелил из ружья себе в рот. Было ли это действительное самоубийство или только его инсценировка, никто не проверял.

Когда на следующее утро, 31 января 1945 года, в Пальмникен привезли на телеге тело Файерабенда, его сотрудники, которым он перед отъездом поручил снабжать евреев всем необходимым, потеряли всякое мужество. Судьба трех тысяч пленных снова была в руках СС. Той же ночью, с 31 января на 1 февраля, под предлогом перехода на корабли, которые доставят всех в безопасное место, СС вывели свои жертвы через северные заводские ворота вниз по склону к морю. Там их направили к югу, по обленедевшему балтийскому берегу. Между пляжем и расположенным тридцатью метрами выше на холме населенным пунктом тянулся широкий лесной и парковый массив, так что лишь немногие жители Пальмникена смогли увидеть, что творилось на море. Стрелки-эсэсовцы окружили далеко растянувшуюся колонну, отсекли от хвоста небольшую группу людей и автоматными очередями погнали их в сторону моря, на лед и в воду. В темноте, в спешке, несмотря на использование сигнальных ракет (Leuchtgeschossen), убить всех сразу не получалось. Некоторые были только ранены или вообще остались целы. Кто-то падал без чувств, кто-то замерз, утонул, кого-то затерло между льдинами. Другие скончались после многодневных мучений. Местные жители позднее видели трупы, которые прибой выносил на западный берег Земландского полуострова.

Одна жительница Пальмникена показала следующее: «Мы возвращались в Пальмникен пешком, не по дороге, а вдоль пляжа. Это был очень тяжелый пеший марш, он занял несколько часов... Поблизости от Пальмникена, между Нодемсом (Nodems) и Пальмникеном, мы внезапно увидели на пляже множество трупов и услышали отчаянные крики, доносившиеся со стороны моря. По моим наблюдениям, все, кто лежал на пляже, были мертвы, но иногда из воды слышался зов... Вода у берега образовала небольшую ледяную кромку, между льдинами плавали тяжелораненые или мертвые. Многие из них были одеты в полосатые лохмотья. Среди них было много женщин... Это было так ужасно, что я закрыла глаза руками... Мы быстро пошли вперед, не в силах выносить это зрелище.»

15 апреля 1945 года тридцать вторая дивизия Красной Армии заняла Пальмникен. Уже 17 апреля под руководством генерал-майора Данилова началось расследование произошедшего. Вопреки опасениям, победители не упивались местью, хотя обезображенные до ужаса жертвы, обнаруженные в массовых захоронениях, были приняты ими за советских людей. Немногие уцелевшие — не более пятнадцати из семи тысяч евреев, отправленных в этот марш смерти — смогли указать советским дознавателям, в чем состояло преступление. Красноармейцы предприняли попытку найти виновных, но, за исключением пары гитлерюгендовцев, все они давно сбежали.

В 1945 году Пальмникен стал частью Советского Союза, а после его распада — частью России. Вскоре Советы уже не предпринимали никаких усилий к сохранению памяти об убийстве евреев. Братская могила возле шахты «Анна» пропала в песке, дюны поглотили ее. В 60-е годы копатели янтаря наткнулись на человеческие останки. Поскольку возникло предположение, что найденные кости принадлежат советским солдатам, убитым немцами, то на памятном камне, установленном на месте находки, написали «Вечная слава героям». Год за годом здесь устраивались церемонии, комсомольцы возлагали венки. Бывший житель Пальмникена Мартин Бергау, однако, вел исследования и в конце концов смог убедить местные власти в том, что речь идет именно о еврейских массовых захоронениях. При поддержке МИД ФРГ, Немецкого народного союза ухода за военными могилами, а также российского центра «Мемориал» в 1999 году российская и немецкая молодежь привела место в порядок. 31 января 2000 года, в день 55-летия бойни, кёнигсбергская иудейская община освятила памятный камень. Сложенный из дикого камня памятник вблизи бывшего шахтенного комплекса «Анна» напоминает о месте крупнейшего массового убийства в Восточной Пруссии.

Разбирательство, инициированное прокуратурой западногерманского города Людвигсбурга в отношении пальмникенских палачей, было остановлено, так как изобличить их и привлечь к ответственности не представлялось возможным, хотя были допрошены более сотни свидетелей. Но хотя бы удалось арестовать руководителя марша смерти Фрица Вебера, это произошло 11 января 1965 года, ордер на арест был выдан участковым судом г. Киля (Amtsgericht Kiel). В ночь с 20 на 21 января 1965 года — ровно двадцать лет спустя после марша смерти — он покончил жизнь самоубийством, находясь в камере.

Марш смерти из Кёнигсберга в Пальмникен совершенно особым образом затрагивает немецкую историю ХХ века, поскольку эта бойня совпала по времени с бегством и последующим изгнанием населения из Восточной Пруссии. События в Пальмникене — это последняя глава Холокоста и в то же время первый акт трагедии бегства. 30 января 1945 года у берегов Померании идет ко дну «Вильгельм Густлоф» (Wilhelm Gustloff), на борту которого находятся более девяти тысяч беженцев из Восточной Пруссии. В то время, как страна полыхает со всех сторон, и жители Восточной Пруссии спасаются бегством от Советов, боясь за свою жизнь, на берегу янтарного края умирали евреи, которые, наоборот, надеялись, что Советская армия спасет их жизнь.

Полный текст

Шахта "Анна", или то, что от неё осталось
Поселок Янтарный, Пальмникен, шахта

Поселок Янтарный, Пальмникен, шахта
Памятник на берегу под шахтой
Поселок Янтарный, Пальмникен, шахта

Поселок Янтарный, Пальмникен, шахта
Пост со ссылками на все дни отпуска
Tags: Война, Кладбища и воинские захоронения, Кёнигсберг и Восточная Пруссия, Лето-2011
Subscribe
promo glukovarenik january 17, 2024 20:14 18
Buy for 20 tokens
Сделала еще один пост - теперь строго географически Россия Москва Экскурсия в ХХС: пост 1 - Музеон и вокруг, пост 2 - Звонница, пост 3 - подвалы ХХС Московский храм преподобного Пимена Великого (Троицы Живоначальной) в Новых Воротниках, что в Сущёве Симонов монастырь Николо-Угрешский…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments